Category:

Память о князе С.М. Голицыне (1843-1915)

24 сентября 2019 г. у Суворовского креста (г. Андерматт, Швейцария) в ущелье Шёлленен была торжественно открыта мемориальная доски в честь князя С.М. Голицына (1843-1915). Мемориальная доска выполнена при участии Чусовского металлургического завода. 

24 сентября 2019 г. Посол России в Швейцарии Сергей Гармонин и Председатель совета директоров Объединенной металлургической компании Анатолий Седых под звуки оркестра кадетов Московского военно-музыкального училища открыли мемориальную доску князю С. М. Голицыну (1843-1915), владельцу Чусовского металлургического завода — одного из старейших предприятий Урала. 

24 сентября 2019 г. торжественные мероприятия в Альпах у Суворовского креста, посвященные Суворовским дням
24 сентября 2019 г. торжественные мероприятия в Альпах у Суворовского креста, посвященные Суворовским дням

Памятник сподвижникам Александра Суворова в швейцарских Альпах, имя князя Сергея Михайловича Голицына и чусовских металлургов объединяют важные для России и Швейцарии исторические события 18-19 веков. Памятный 12-метровый крест «Доблестным сподвижникам генералиссимуса, фельдмаршала графа Суворова Рымникского, погибшим при переходе через Альпы в 1799 году» был высечен в альпийской скале в ущелье Шёлленен на средства князя С.М. Голицына и торжественно открыт в 1898 году. Его архитектором был академик А.Н. Векшинский (1859-1908) из Санкт-Петербурга. 

Швейцария, ущелье Шолленен, мемориальная доски в честь князя С.М. Голицына (1843-1915)
Швейцария, ущелье Шолленен, мемориальная доски в честь князя С.М. Голицына (1843-1915)

Князь С.М. Голицын был основателем и владельцем первого на Урале предприятия с полным, непрерывным металлургическим циклом выделки металлов. Завод был построен в 1879 г. в российской глубинке, в Чусовом с применением передовых европейских технологий. Сегодня Чусовской металлургический завод, отмечающий 140-летие, является крупнейшим в Европе производителем рессор для грузовиков, ими комплектуются все сходящие с конвейеров отечественные грузовые машины.

 Полутораметровая мемориальная доска изготовлена одним из потомственных скульпторов  Петербурга П. П. Игнатьевым (идея Ильиной Ю.). В верхней части размещен барельеф князя С.М. Голицына, а внизу Влахернская икона Божей Матери, наиболее почитаемая в роду Голицыных. Текст молитвы и благодарность потомков нанесены на плиту на двух языках, в центре размещена надпись «От металлургов ЧМЗ основателю князю С.М. Голицыну». 

Павел Игнатьев, автор мемориальной доски, поделился с RS Ticino впечатлениями об этом проекте:

–  Павел, Вы бывали у Суворовского креста в ущелье Шоллен в Швейцарии,  поэтому у Вас, наверное, были особые чувства, когда Вы согласились  принять участие в создании и реализации  этой памятной доски..

Памятник «Доблестным сподвижникам генералиссимуса, фельдмаршала графа Суворова Рымникского, погибшим при переходе через Альпы в 1799 году» был высечен в альпийской скале в ущелье Шёлленен на средства князя С.М. Голицына и торжественно открыт в 1898 году
Памятник «Доблестным сподвижникам генералиссимуса, фельдмаршала графа Суворова Рымникского, погибшим при переходе через Альпы в 1799 году» был высечен в альпийской скале в ущелье Шёлленен на средства князя С.М. Голицына и торжественно открыт в 1898 году

— Несколько  лет назад я был в Швейцарии в кантоне Тичино, во время традиционного празднования  Швейцарского Суворовского  похода 1799 г. По улицам солнечного Лугано маршировал оркестр молодых  музыкантов-суворовцев. Множество людей, просто гуляющих, даже случайно ставших свидетелями прохода оркестра, были увлечены незнакомыми мотивами и буквально бежали за музыкантами по узким старинным улочкам. Немного позднее, когда я смотрел, как, остановившись в тени под пальмами на площади, оркестранты играли Чайковского, я подумал, что мало кто мог предполагать из армии Суворова, что ждёт их всех буквально через неделю похода. Здесь внизу – солнце, цветут розы, а чуть далее, чуть выше начинаются суровые Альпы. Каждый петербургский школьник знает картину «Переход Суворова через Альпы», и при всём уважении к личности генералиссимуса и таланту художника Сурикова, события того времени воспринимаются как некое продолжение «Взятия снежного городка», ну немного экстремальнее. Я тоже был таким школьником был и не мог представить всей невероятности происшедшего в действительности 220 лет назад. Не понимал, пока сам не попал на перевал, когда даже в августе там было +10.  Поэтому коснуться истории и сохранить память об этом событии для меня, конечно, было важно и интересно.

Вы что-либо знали до этой работы о  князе С.М. Голицыне? 

— Я  знал, что это древний и большой род, представители которого создали многое,  чем мы пользуемся до сих пор: от дворцов, ставших музеями, до заводов, работающих до сих пор. Интересно, что одной из моих ассистентов в этом  проекте была молодой скульптор Ксения, родом из Пермского края.

А  об истории иконы Влахернской Божией Матери из Кузьминок?  

— Это чудесная,  древняя и очень душевная икона стала открытием для меня.

Икона Влахернской Божией Матери из Кузьминок
Икона Влахернской Божией Матери из Кузьминок

 До этого с ранними иконами я сталкивался только на Кипре, где в период арабского халифата не было иконоборчества и многие  произведения  раннего христианского искусства сохранились. Влахернская  икона чем-то близка тем ранним, архаичным, но особенно подлинным образам. Усадьба Кузьминки, где находилась икона в Храме Влахернской иконы Божией Матери — отдельная история и я очень ценю это место,  связанное с Голицыными и со швейцарским архитектором Доменико Жилярди. Конечно, творчество Д. Жилярди в России — это отдельный разговор. 


Расскажите о Вашей работе над доской, какие возникли сложности и каковы были ваши творческие решения?

— Сложность это всегда, для меня лично, в начале почувствовать масштаб  окружающего пространства. Однажды я долго просидел один в швейцарской  долине. Мы с друзьями приехали на празднование 1 августа, национального  дня Швейцарии, было много народа, много палаток и столов, было весело.  Но мне почему-то захотелось отойти на край долины. И побродить одному, посмотреть на череду гор, уступов, равнин. Я не знаю сколько времени там провёл, но впечатление от огромного сложно устроенного пространства и от чередования осыпей, пастбищ и вершин — запомнились. Возможно, в работе мне помогали эти воспоминания.  Пространство, точнее ощущение пространства, это самое главное для скульптуры, неважно небольшая статуэтка, публичный объект  или инсталляция.

Творческий процесс создания мемориальной доски в честь князя С.М. Голицына (1843-1915), скульптор П. Игнатьев
Творческий процесс создания мемориальной доски в честь князя С.М. Голицына (1843-1915), скульптор П. Игнатьев

— Удивительно,  но вы связаны со Швейцарией и Россией через Истрию: памятник Доменико  Трезини, теперь мемориальная доска создателю Суворовского Альпийского  креста, который теперь, надеюсь,  будут также называть Голицынским...

— Да, Тичино самым странным образом связан с Петербургом сотнями связей: знаменитая статуя Спартака в Лугано происходит из виллы Фон Дервизов, известной петербургской семьи  промышленников и меценатов. В Лугано жил писатель Боборыкин —изобретатель слова «интеллигент». В петербургской мастерской я делаю различные объекты, их сейчас наверное около 15 , про разных персонажей  из Тичино. Одна из моих любимых историй — не состоявшийся «луганский  конгресс», когда три создателя «Русских сезонов», Бенуа, Дягилев и Фокин,  так и не встретились на озере в Лугано, а долго собирались. 

Скульптор Павел Игнатьев, автор памятника Доменику Трезини в Санкт-Петербурге
Скульптор Павел Игнатьев, автор памятника Доменику Трезини в Санкт-Петербурге

— К  сожалению Вы не смогли приехать на торжественное открытие доски в  сентябре 2019 г., что бы Вы хотели пожелать всем «суворовцам»? 

— Несмотря  на войну, на все грязные, ужасающие и кровавые обстоятельства которые ей сопутствуют, А.В. Суворов оставался милосердным к человеку — кормил  и не бросал 3.000 пленных французов, тащил их с собой. В  отличии от многих военноначальников того времени он расплачивался за все взятые у местного населения припасы, и, главное, берег своих солдат. В его походах были очень низкие санитарные потери — солдаты не погибали массово ни отдизентирии, ни от голода. Поэтому хочу всем пожелать, чтобы мы так же относились к друг другу бережно, а «Науку побеждать» применяли бы только в мирных  целях. 

С Павлом Игнатьевым беседовала Ильина Юлия 

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your IP address will be recorded